Звездный «тандем» КТМ 1

«Подарки» от КТМ стали своеобразными камнями преткновения. Еще в 1974 году, когда Геннадий первый раз стал чемпионом мира, о марке КТМ узнал весь мир. До этого малоизвестная австрийская фирма продавала до 10 кроссовых мотоциклов в месяц, а после побед Моисеева на этапах завод перестал справляться с заказами, пришлось расширять производство, увеличивать количество работников. Благодаря успехам наших гонщиков скромная австрийская фирма вскоре превратилась в одного из известнейших европейских мотопроизводителей. Говорят, что портрет Моисеева до сих пор висит в кабинете руководства КТМ с символической надписью — «Он дал нам работу». Читать далее

Геннадий Моисеев Ленинградская молния

Досье: Геннадий Моисеев

Трижды чемпион мира по мотокроссу в классе мотоциклов 250 см3 (1974, 1977, 1978).

Серебряный призер чемпионата мира по мотокроссу в классе мотоциклов 250 см3 в 1976 году.

Чемпион мира в командном мотокроссе «Кросс Наций» в классе мотоциклов 500 см3 в 1978 году.

Чемпион мира в командном мотокроссе «Трофей Наций» в классе мотоциклов 250 см3 в 1979 году.

Шестикратный чемпион СССР по мотокроссу в 1970, 1972, 1973, 1977, 1981, 1982 годы.

Бронзовый призер чемпионата СССР по мотокроссу в 1977 и 1979 годах. Читать далее

Мотокросс дело всей его жизни.

Последний раз мы с ним встретились в конце августа, утром на берегу Днепра, на Русановке. Юрий Игнатьевич улыбаясь, сказал: «А я уже поймал два окуня! Каждый день рано утром обхожу все свои места и закидываю спиннинг…». Читать далее

Восхождение на эльбрус (23 июля — 5 августа 2009)

23 июля 2009 г.

Горы… Что может быть лучше гор? Моё первое знакомство с горами произошло в 1995 году в период участия в моторалли, «Алтайская кругосветка-95».Это вообще было моё первое серьёзное путешествие на мотоцикле, да еще и по горному Алтаю. Горы, хоть и небольшие, но сразу полюбились.

Я уже был два раза в приэльбрусье. В 2007-м на мотоцикле, в 2008-м приезжал прокатится на горных лыжах. Тогда в 2007 году сразу было ясно, что вершину мы не возьмём. Но все же на самодельном, полноприводном мотоцикле «Чегет-200» я добрался до «Приюта одиннадцати». И тогда на «Приюте Бочки» дал себе слово, что вернусь сюда и поднимусь на вершину.

Долго ждать не пришлось. Весной поступает приглашение от Гиви. Я с радостью его принимаю. Немного не вовремя, конечно, так как два месяца назад (в мае) родилась дочь Валерия, и оставлять семью было нелегко. Но все же шанс решил не упускать, да к тому же «охота пуще неволи»!

Позади упаковка снаряжения (какое имелось), ну а то, чего не было, решил взять напрокат. Созвонившись с Краснодаром, узнаю, что группа будет состоять из 6 человек; из них я знаком с Гиви и Ярославом из Чехословакии. Встреча назначена на 25 июля в п. Чегет.

Путешествие началось 23 июля в 12:50, в тот момент, когда я сел в автобус КОВРОВ-МОСКВА. Проехав 6 часов до столицы, занял место в вагоне поезда №62 МОСКВА-НАЛЬЧИК. Пишу эти строки под стук колёс. За окнами мелькают леса, поля, посёлки и города.

Со мной в купе три дамы. Две аж с Мурманска едут отдыхать в Терскол (по-моему, обе учительницы), раньше занимались альпинизмом, а сейчас просто проводят отпуск в горах. Еще одна женщина лет сорока едет домой в Ставрополь, она проводила отпуск у родственников в посёлке Красная Горбатка (Владимирская область). Всю дорогу болтали о путешествиях, в перерывах между разговорами я спал или кушал. На станциях народ вываливал на перрон, было много альпинистских групп. Приметил я одного мужичка, он ходил по перрону туда-сюда, заметно отличался от других. Возможно, в приэльбрусье встретимся с ним. Я же морально готовился к восхождению. Очень переживал за физическую подготовку, хотя перед поездкой позанимался немного и на велосипеде поездил. Переживал за снаряжение.

Так прошел весь день 24 июля…

site 34 site2

25 июля 2009 г.

Утро. Нальчик. Сажусь в «Газель» и за 350 рублей еду в п. Чегет. Рядом со мной подсел тот самый мужичёк, лет 65-ти. Мужичёк высокий, загорелый, жилистый, очень похож на Железного Дровосека из сказки «Волшебник Изумрудного города». Расхаживал интересно, будто шея у него не работала (двигался, словно лом). Так вот этот мужичёк рядом со мной на сиденьке. Москаль, живёт в Измайлове. Справно набит рюкзак. Видать, нацелен на восхождение: каска, ледоруб, термос альпинистский. Разговорились. Зовут его Михаил, добрый такой, эрогированный мужичёк, очень эмоциональный, постоянно поправлял свои плечи, коленки, расставляя в стороны локти. Наблюдал я за ним, и смех разбирал. Достал орешков, поделился со мной. Рассказал о том, что знаком со многими альпинистами, знаком с Онищенко (врач, который участвовал в подготовке к восхождению на Эверест в далёком 1882 году). Ещё рассказал, что бегает марафоны, катается на лыжах, на велосипеде, и вообще он частый гость приэльбрусья. Наметил одиночный маршрут в сторону Адылсу. Распрощались в п. Эльбрус, я его сфотографировал, а он в ответ пожелал мне удачи.

Далее маршрутка довезла меня до кафе «Балужан», заселился я в одноимённой гостинице. С 2007 года здесь ничего не изменилось, даже, по-моему, с тех пор и постель не стиралась. Оставил рюкзак весом 21 кг в номере и пошёл завтракообедать.

Иду по мосту через р. Баксан. Всё настолько знакомо, будто был здесь неделю назад. Иду, наслаждаюсь горным воздухом. Окинул взором вершину Чегета, потом Эльбруса. Снежные вершины Эльбруса манили к себе. Восхождение на Эльбрус — это поход 2Б категории сложности, однако, расслабляться не стоит, погода изменчива, и Эльбрус таит много опасностей.

Позвонил грузин, сказал, что им осталось проехать 300 км, их 7 человек. Заглянул в прокат, цены не изменились. Наконец, в третьем часу подъезжает Гиви на мотоцикле и ещё два автомобиля, в них Сергей (знакомый по одному из караванов) и группа танцоров… ДА! именно танцоров: Юля, Андрей, Света, Стас и ещё одна Света, но не танцовщица, а начинающий альпинист. Ярослав прибудет в Минводы через день.

Ребята танцуют Аргентинское танго, но не это меня удивило больше всего. Оказывается, Гиви удумал снять фильм и выступает в роли режиссёра. Фильм вроде комедийный, об Аргентинском танго, и все, в том числе и я, будут заняты ролями в этом фильме. Реквизитом будет являться альпинистское снаряжение, также всем (кроме меня и Сергея) выданы рубашки с логотипом клуба «Аргентинского Танго» и был продемонстрирован флаг. Я даже начал сомневаться, что наша цель — восхождение.

Обменялись с грузином подарками. Я заполучил трекинговые телескопические палки и «фонарики». Ему я подарил массажёр для головы. Этот массажёр произвёл неизгладимое впечатление на всех, и все попробовали его в действии.

Вечером прогулялись до Терскола и заглянули в магазин, чтобы купить мне трекинговые ботинки. Позже я ходил в них весь вечер и разнашивал.

За ужином обсудили завтрашний день акклиматизации. А напоследок молодежь станцевала, и очень даже красиво. В 23:00 отбой.

26 июля 2009 г.

Подъём в 7:00. Я не спал. Всю ночь ворочался и заснул только за час до подъёма. В 2007 г. и в 2008 г. ночи тоже были бессонные. Может, сказывается нехватка кислорода, и организм всё время находится в режиме «ожидания».

Завтракаем своими силами, нарезав бутербродов и попив чайку.

К 9:00 двигаемся на выкат поляны Чегет — 2100 м. Подъём-спуск 400 р. с человека. За плечами штурмовой рюкзачок с «покушать», газовым примусом и кроссовками на случай мозолей, на шее фотоаппарат. Едем на канатке до второй очереди (3100 м) в полном составе. Из-под облаков виднеется вершина Донгуз-Орун. Качу в кресле, прохладно на дворе. Внизу проплывают вершины сосен. Вспомнил 2008 год, как мчал по этому склону на лыжах. Склон усеян цветами. Справа открылись вершины Эльбруса. Слышен шум горных рек. Ледники с зеленовато-голубым отливом светятся на солнце. Солнышко поднимается выше, освещая вершины гор. Снежные вершины светятся светом люминесцентных ламп, слепят глаза. Кресла канатки движутся медленно, поэтому рассмотреть можно всё. Меж сосен повсюду рододендроны, правда, увы, они уже отцвели. Деревья остаются позади внизу. Пересаживаемся на вторую очередь канатки. Стало заметно прохладней. Внизу под креслом траву сменяют камни. Теперь видны только каменистые склоны.

Спрыгиваем с кресел и, надев рюкзаки, не торопясь, направляемся к вершине Чегета. Гиви идёт впереди и фотографирует, собственно, фотографируют все. Кое-где появляются снежные плеши. Ну, как удержаться и не покидать снежки??? Снег красноватого оттенка крупными икринками лежит здесь до следующего снега, не тая.

У подножия Донгуз-Орун зеленоватое озеро, образовавшееся от таяния ледника. Чуть выше конус морены, тая, образует реку.

Останавливаемся на привал. Сегодня праздник — у Юли день рождения. Разработав небольшой поздравительный номер, разыгрываем сценку, затем дарим платье, которое она, естественно, надевает (в наше отсутствие) и исполняет танец на площадочке на фоне Эльбруса. Всё очень необычно и празднично. Всё это снимается на видео. Затем обедаем.

Эльбрус в районе скал Пастухова затянула пелена облаков. Отчётливо видны станции «Мир», «Кругозор», видна «Обсерватория», «105-й пикет», старая ледовая база, водопад Девичьи косы» и дорога ко всем этим объектам. Сразу вспомнилось, как прошлый раз поднимались по этой дороге с Максом на эндуро, и подъём, и спуск, были нелегки. Хорошо просматривается поляна Азау, Терскол и часть Баксанского ущелья. Вид вокруг изумительный! Южнее Донгуз-Орун — вершина горы Накра, севернее, словно рогатина, две вершины Ушбы. По другую сторону Накры, через хребет, п. Накра (это Сванетия). Внизу в районе озёр (из трёх видно только одно) располагаются пограничники.

У Юли проблема со стопой — мозоль. Гиви и Юля остаются на площадке, где обедали, с нашими рюкзаками, а мы двигаемся к вершине Чегета — 4100 м. Сразу оговорюсь, у нас нет цели, взобраться наверх, да и мы к этому не готовы.

Идём по еле заметной тропе. В основном идём по гребню, то, спускаясь, то, карабкаясь по отвесным скалам. Радуюсь своим ботинкам, столько пройти и не натереть ноги!!! Доходим до тригонометрической вышки, высота около 3900 м. Эльбрус затянуло облаками. Учинив несколько снимков, возвращаемся. Обратная дорога была несколько труднее. Во время спуска заныла коленка.

Повстречали норвежцев, два молодых паренька. Девочки разговорились с ними на английском языке. Из разговора выяснилось, двигаются они с намерениями подняться на вершину Чегета.

Гиви и Юля, завидев нас, начали спуск раньше. Подбираем свои рюкзаки и медленно сбрасываем высоту.

Вот канатка. Стас, усевшись на дощечку, прокатился по снежной горке, Сергей скатился на ботинках, все остальные обошли стороной. В кафе «Ай» пьём чай и спускаемся по первой очереди. Чувствуется усталость.

Время 5 часов вечера. Переодеваемся, и я быстренько ныряю в душ, вода оказалась чуть тёплой. Балканский сервис ненавязчив. Вскоре вода вовсе кончается, остаток пены смываю ледяной водой! Не даёт покоя  коленка. Решил помазать её  жижей под названием «Финалгон». Помазав чуток и не почуяв желаемого результата, мажу обильнее. Позже я буду жалеть об этом. Начало жечь не по-детски! Жгло около двух часов. Чего я только не делал — и смывал, и мазал другим кремом, не помогло. Я ходил с поднятой штаниной, выходил на улицу, жгло невыносимо. Правда, сустав болеть перестал. Наконец всё угомонилось. Пальцами я коснулся лица и роговицы глаза, опять началась жуть!!! Теперь жгло ещё и лицо. Вода с мылом не помогала.

Сидим у камина на первом этаже в кафе. От тепла каминного жижа снова дала о себе знать, пришлось примоститься  в сторонке. А так хотелось посидеть у очага. Я начал дремать. Народ балагурит, шутит, слушает музыку. В одиннадцатом часу отбой.

 

8 7 6 5

27 июля 2009 г.

Ночью опять спал мало. Организм не успевает отдохнуть.

Завтракаем и делимся на две группы. Я и Сергей в 9:00 на авто едем в Минводы встречать Ярослава. Остальные налегке идут к водопаду «Девичьи косы». Авто катит по ущелью, свежий, горный воздух постепенно сменяет духота. По дороге мы останавливаемся и фотографируем. Коровы и ишаки вольготно расхаживают, где им вздумается вдоль дороги, не обращая внимания на автомобили. Мосты, коих в ущелье тьма, любимое место для опорожнения кишечника и мочевого пузыря скотины. По дороге к Минводам ничего значимого не произошло, ехали, разговаривали о жизни с Сергеем.   Паркуемся, и направляемся к зданию, аэропорта. Через стекло в окне я узнал Ярослава, он вёл разговор с работниками таможни, и вероятно у него какие то проблемы. Но видимо, все нюансы решены, заплачен символический «штраф», и мы принимаем Ярослава. Во время автопрогулки нам постоянно махали полосатой палкой, но всё было безрезультатно для мусорщины, придраться им было не к чему. По дороге начался дождь и лил весь вечер.

За ужином дарю подарок чеху. Ему тоже достался массажор головы, с гравировочкой. Все опять начали посылать острые шуточки теперь уже в адрес Ярослава. Весело. Выпили немного коньяка.

Но нужно готовиться к завтрашнему дню. Поднимаемся в номера и начинаем укладывать рюкзаки. Я взял на себя ответственность заняться раскладкой, так как уже не раз это делал. Нас 9 человек, поэтому делаю на полу 9 кучек. Ну вот, всё поделено, и тушенка, и сладости и всё остальное.

Сергей, он родом из Балкарии, рассказал немного об этом народе. Балкарцы и Кабардинцы враждуют между собой. Браки между ними исключены. Балкарцы — трудолюбивый, честный, горный народ. А кабардинцы хитрые, более образованные и немного ленивые. В лихие девяностые, в момент распада Союза, началась делёжка территории Кабардино-Балкарии. Каждый тянул одеяло на свою сторону. В результате горный район остался за балкарцами. Во времена Сталина балкарцев выселяли из ущелья, так как в войну, после захвата в 1942 году вершины Эльбруса фашистами, они собирались встретить Гитлера на белом коне, но этому не суждено было сбытся,13 февраля 1943 года наши войска, постреляв горных егерей вермахта, установили красное знамя на вершине. В то время многие поменяли свои фамилии, чтобы остаться в родных селениях. А кабардинцев не трогали, они спокойно жили на своей равнине.

Гиви рассказал о своей альпинистской жизни. Оказывается, он около 20-ти раз был на Эльбрусе, точно уже и сам не помнит. Поведал о технике безопасности в горах. Он рассказал о трещинах на леднике. Попав в трещину, выжить практически нереально. Пролетая вниз, попадаешь на боковую «полку», и сверху тебя не разглядеть, тем временем газ делает своё дело, и наступает удушье. Закончилось всё байками на альпинистско-туристскую тему. Гиви искусный рассказчик, так что было довольно весело и интересно его слушать.

Ложимся спать. В эту ночь спал гораздо больше, чем  предыдущую.

 

9 11 site10

28 июля 2009 г.

Дождь шел всю ночь. Настроение никудышное. Завтракаем и смотрим фильм про Эльбрус, привезённый Ярославом, и снятый во время попытки подняться в 2007 году.

На улице по-прежнему дождь. С ветки на ветку перепрыгивают афробелки (белки чёрного цвета, их ещё называют «соньками»). Народу ни души, даже авто не ездят.

Дождь чуть утих. Грузимся в наши авто, и на поляну Азау. Небо заволокло, дождь всё моросит. Договорились подняться на канатке чуть подешевле. Сидим в вагончике, ждём включения канатки. Подходят местные, с какими-то корочками и предлагают оплатить восхождение по 1000 рублей с человека. В итоге отложили оплату на более поздний срок. Узаконенный рэкет — больше никак не назовёшь такие моменты.

Вшестером стоим на второй очереди канатки в фойе. Мокрый снег, холод, ветер. Назрела паника. Я уже и на восхождение надежды утратил. Девчонки остались в гостинице, и мы немного за них беспокоимся.

Всё же, решаем подниматься на кресельной канатке до «Приюта Бочки». А Гиви отправился вниз.

Качу в кресле, не видать ничего, метель. Видимость 15-20 метров, холод. На «Бочках» снег уже не сырой. Решаем снять вагончик за 2500 р. на сутки. Время 15:00. Заселились. В вагончике топчаны в два яруса по обе стороны, включён обогреватель. Тепло и уютно. Растопив снег, добыли воду. Готовим покушать.

Погода снизошла до штиля. В 18 часов решаем прогуляться налегке до «Приюта 11». Снега очень много, сливаясь с небом, не видать ничего, ветра нет. Идём по следам ратрака. Там, где укатано, идётся легко. Время пути заняло около часа. Далее идём по вешкам, утыканным коридором. Следы ратрака кое-где заметны. Поравнялись с «Приютом 11». Появилось солнышко, тучи разошлись. Кавказский хребет как на ладони, появился и Эльбрус, правда, ненадолго. Через минуту опять всё заволокло туманом, и видимость равнялась 10 метрам.

Разговорились с пареньком из Владивостока, узнали много полезного.

В 19:00 сбрасываем высоту. Идём как ёжики в тумане. Созвонились с Гиви, он дал «добро» на установку завтра палаток на «Приюте 11». А сам с девчонками утром прибудет на «Бочки».

Заболела голова, выпил таблетку, не помогло. Молодежь режется в карты. Сергей и Ярослав завалились баю. Настроение вроде улучшилось. Я видал сегодня Эльбрус! Думаю, на этот раз я поднимусь на его вершину! Соорудили из сноуборда стол, и попили на нём чайку. Выходил несколько раз на волю, небо чистое, звёзд рассыпано несметные тыщщи. Луна освещает верхушки гор. Тишина и покой. Вероятно, погода налаживается.

12 13 14 15 16 17 18 19

29 июля 2009 г.

Утро. Встали в 6:00. Небо опять затянуло. Туман, и ничего не видно. Паренёк, что жил с нами, рассказал об опасностях, которые нас могутподстерегать, после чего настроение сразу ухудшилось. У нас всего 3 «кошки» на 9 человек, не у всех есть подшлемники. В общем, экипировка не у всех соответствует альпинистскому снаряжению.

В 9:00 стартуем с рюкзаками до «Приюта» — я, Ярослав и Сергей. По дороге встретили троих ребят, поговорили, они нас успокоили немного. Была бы погода. Идём в пелене облаков, видимость 10 метров. Тёплую куртку снял, так как начал перегреваться, а значит и потеть, за этим последует обезвоживание. Иду в термобелье и в поларе. По достоинству оценил полартек — и не холодно, и не жарко. С 20-ю кг груза идти тяжко. Примерно через 70 шагов останавливаемся, короткий отдых, и снова в путь. Вот в тумане появились очертания «Приюта одиннадцати».

В 10:00 дошли до спасателей. Проходим чуть выше, вдоль правой гряды. Я пошёл разведать место под лагерь. Отлично! Место есть! Ставим палатки. У Сергея палатка без тента, нет нормальных рукавиц, только пляжные очки, нет подшлемника, «кошек».

Ярослав мешкается с установкой лагеря. Помогаем ему. Наконец лагерь установлен, пора готовится к приёму пищи. Находим место в скалах под «кухню». Ярослав достал примус, но его горелка не подходит к баллону. Я приношу свою — но газ в баллоне замёрз. Ярослав засунул его под термобельё, в надежде отогреть.

Едва успели поставить палатки, начался ветер, и посыпалась мелкая крупа. Начинаем мёрзнуть. Газ в баллоне замёрз, мы не можем приготовить поесть. Отогрели мой баллон, растопили снег. В 2 часа поели с горем пополам.

Ветер усилился, начался какой-то кошмар! Заболела голова. Ото всюду подходят группы альпинистов, ставят на скалах палатки в этом кошмаре. Переживаю, не сорвало бы палатку. В серьёз задумался о целесообразности своих действий по отношению установки лагеря на гряде. С Гиви связь прервалась.

7 часов вечера. Всё! Решаем оставить палатки и спуститься вниз со спальниками. Ветер страшенный. Идём на ощупь. Спускаться тяжело, ничего не видать и снег глубокий. В 8 часов заходим в вагончик, чуть перекусываем, и спать.

Всю ночь выл ветер. Настроения никакого. Молодёжь вместе с Гиви в 2 часа дня выходили к концу правой гряды, для акклиматизации. К нашему приходу шутили и барагозили до часу ночи Я, как ни странно, спал очень хорошо. В ночь наметили выход, если погода позволит. Но она не позволила.

 

30 июля 2009 г.

В 6 часов встали на завтрак. Ели молочный, сладкий супчик. В вагончике сухо и тепло. В 9 часов решаем идти снимать лагерь с гряды. Девчонки пошли с нами. Гиви с парнями остался в вагончике. Ярослав достал крем (опять сине-зелёного цвета, как и в 2007м году) от загара или для загара непонятно. Мажемся.

На дворе очень тепло, ветра нет, туман, и всё начало таять. Идём не торопясь. Добрались быстро. Постепенно снимаем шапки, рукавицы и тёплые куртки. Туман снова усилился. Подходя к месту, вижу, что тент моей палатки сорвало! Ну, всё, думаю, надо думать о другой палатке. Поднялись выше. Нет. Тент свисает в обрыв к леднику и держится на одной верёвочке. Всё на месте. Ставим чай, и перекусываем. Ненадолго выглянуло солнышко. Успеваю  сделать несколько снимков. Снимаем палатки и возвращаемся на «Приют бочки». Навстречу идут много альпинистов, Бог знает, откуда, и из Владивостока, и украинцы, и литовцы, и поляки, и англичане. Разболелась голова.

В связи с улучшением погоды, готовим старт к выходу на вершину в 3 часа ночи. Ратрак повезёт нас на скалы Пастухова, оттуда наверх, если повезёт с погодой.

Спал плохо. Приснилась змея, от которой я убегал на верхний этаж многоэтажного дома, по лестнице.

 

31 июля 2009 г.

В 2 часа ночи встаём. Быстрые сборы, перекусываем. Ратрак ждём в три часа. Пока ждали технику, глядели на звёздное небо. Столько звёзд я ещё не видел нигде! Некоторые из них падали, оставляя за собой хвост. Подморозило. Очень волнуемся перед подъёмом, я наверно волнуюсь больше всех. Перед погрузкой на ратрак сфотографировались. Наконец в 3,40 грузимся.

Дорога заняла около 20 минут. Ехать было прохладно. По направлению к Эльбрусу идёт вереница альпинистов, сверкая, как светлячки, налобными фонариками. Желающих подняться не один десяток. Ехали молча. Помню, как сидел на скамейке ратрака весь в напряжении, как стучало сердце, пытаясь выпрыгнуть из груди. Мне как-то не верилось в то, что я на пути к вершине. И я всё ещё боялся. Боялся не попасть наверх! А вдруг не смогу! Вдруг не хватит сил!

Я волнуюсь по поводу правильности выбора одежды. Да и вообще волнуюсь. Неужели это произойдёт? Неужели то, о чём я мечтал несколько лет, случится? Я не верил, сомневался в силах, в здоровье и ещё черт знает, в чём сомневался. Дышал полной грудью, пытаясь надышаться, забрать побольше кислорода туда, наверх, чтобы хватило, чтобы ничего не помешало подняться. Мысленно проверил, всё ли взял, всё ли одел.

Всё выглядело, как какое-то таинство, как обряд. Люди идут куда-то медленно, вереницей, не разговаривая, иногда, а затем всё чаще, останавливаясь передохнуть. Все шли к одной цели. Попадались  шедшие на встречу. Время было раннее, посему шедшие сверху были явно не готовы подняться к вершине. Меня это взволновало, не хотелось бы попасть в их число. Пока не видать очертаний гор, только звёздное небо и мерцающие огоньки альпинистов.

Альпинисты шли группами по 2,по 6,по 15 человек. Те, кто вышел раньше, уже идут вереницей по «косой полке», те, кто вышел позднее, идут траверсом по склону мимо скал Пастухова.

Мы начнём своё восхождение со скал Пастухова, так как это сэкономит время. Хочется отметить, что до скал Пастухова я уже поднимался. На вершине нужно быть в 8-9, максимум в 11 часов. Палящее солнце подтопит снег, и образуется наледь, трое из нас идут без «кошек», поэтому нам это важно, чтобы не поскользнуться на обратном пути и не скатиться по косой в открытый зев «трупозборника».

Ратрак остановился на высоте 4555 метров над уровнем моря, о чём сообщил нам навигатор. Выгружаемся. Начинаем движение. С верху, снизу, слышался хруст снега от впивавшихся в него «кошек» и трекинговых палок, тяжёлое дыхание и шелест одежды. Идём ровно, темп небыстрый. Впереди Гиви, затем я, остальные иногда менялись местами. След в след, останавливаясь через 50 шагов, направляемся по склону в сторону «косой полки». По «косой» все идут осторожней. Я только потом при спуске осознал, насколько там опасно, сорвавшись и пролетев 1800 метров по леднику, остаться невредимым нереально! Гиви позволил Славе и Андрею идти вперёд, Андрей идёт в зимних, коротких ботиночках, и уже мёрзнет при остановках на отдых.

Темп движения меня абсолютно не напрягает, и я чувствую себя уверенно, дыхание не сбивается, ноги не устают. За ноги я особо боялся, но, сходив с высоты 3850 м до высоты 4100 м шесть раз туда и обратно в течение дня, и дыхание и, ноги натренировались.

На высоте 3850 м мы находились уже слишком много времени. Силы расходуются, даже если ничего не делаешь. Так что, если бы погода была скверной, нас ждал спуск к 2000 м, пребывание на этой высоте пару дней, а потом возвращение на «Приют бочки»-3850 м.

Обгоняю Гиви, иду чуть быстрее всех остальных, не понимая, зачем. Затем сокращаю ход до 30 шагов, оперевшись на палки, восстанавливаю дыхание и даю отдохнуть ногам. Иногда на остановках достаю из тёплого кармана аккумулятор, вставляю его в фотоаппарат и делаю снимки. Виден почти весь Кавказский хребет. Едва появившееся солнце уже освещает верхушки Накры, Донгуз-Оруна, Чегета, Азау, Ушбы. Погода изумительная, становится чуть теплее, дует юго-западный ветер.

«Косая полка» пройдена. Самочувствие отличное, я даже не ожидал. Замёрзли пальцы рук, и почему-то холодно пяткам. Вроде бы постоять, поглядеть, наслаждаясь видами вершин, облаков, ледников и склонов, но происходящее не позволяет сделать это в полной мере.

Чуть сбрасываем высоту к седловине между вершин Эльбруса. Набитая тропа ведёт к западной вершине. Сейчас мы в тени восточной вершины. На высоте 5200м, в седловине граница Света и Тени. Небольшое количество следов от «кошек» всё же ведёт к восточной вершине. Справа установлена палатка, для чего, непонятно. Многие усаживаются, ложатся на снег, чтобы передохнуть. Некоторые бросают штурмовые рюкзаки и идут дальше налегке.

Стас и Андрей без остановки пошли на штурм. Я остановился, перекрестил палки и закрыл глаза. Моментально потянуло в сон. Я так делал каждый раз на остановках, и чем ближе к седловине, тем чаще то ли терял сознание, то ли засыпал. Подошёл Ярослав. Пожаловался на проблемы с желудком. Перед выходом навернул две тарелки гороха, побежал вдоль седловины «до ветру». Подтянулся Сергей. Я попытался растворить Солпадеин в бутылке с водой, но таблетки не растворялись полностью. Пришлось разжевать их и запить водой. С нами в группе шли парень с девушкой, угостили инжиром и шоколадными конфетами с орехами. Мы тоже поделились сухофруктами и горячим чаем.

На протяжении всего восхождения одолевала зевота, да такая сладкая! Причём, по 2-3 раза кряду. Очень необычная зевота.

Подошёл Гиви. Я сразу заметил странности в его поведении и голосе. Это был совершенно другой человек! Будто он в сильном наркотическом дурмане. Я предложил ему таблетку. Он разжевал её, не запивая, и проглотил, потом попил чай. Ярослав раздал всем витамины.

Осталось пройти по «косой полке» западной вершины каких-то 300 метров. Двинулись в путь. Сделав пару шагов, Гиви сказал, что не может больше идти. Я переспросил его, он подтвердил и сказал, чтобы мы шли дальше. Он передохнёт и продолжит свой путь, чуть позже.

Яркое солнце пекло нещадно! Подшлемник обледенел, снять его не могу, так как всё лицо моментально обгорит. Тропа была очень узкая и скользкая, идти без «кошек» было особенно трудно. Ярослав долго нацеплял непонятно откуда взявшиеся «кошки», они всё сваливались с него, были они непонятной конструкции. В конце концов, он взойдёт без них, и оставит их на вершине, у тригопункта. Андрей тоже всю дорогу шёл в «кошках», надев их поверх обычных зимних ботинок, а Гиви надел их с моей помощью на седловине. Иду по тропе очень осторожно, чтобы не сорваться вниз. Левую палку настроил покороче. Ох, как пожалел, что не взял ледоруб!!!

Некоторым на «полке» становилось плохо, их рвало, некоторые просто садились, не в силах идти дальше.

На седловине я испытывал странные ощущения, ни на что не похожие. Ноги и руки двигались с запозданием, было чувство непонимания происходящего, хотелось спать, глаза просто закрывались. Тошнило, и уже давно болела голова. Потом началось головокружение, я то с трудом передвигался, то меня несла невиданная сила, и я обогнал группу испанцев из 9 человек.

Осталось идти около 30 метров. Вдруг со мной началась истерика. Я почувствовал, что подкатываются слёзы. Я стоял и рыдал, и не мог остановиться, будто кто-то управлял мной. Испанцы молча обошли меня. Потом всё прекратилось, и я продолжил путь. Дул сильнейший ветер.

На подходе к тригонометрической вышке, на высоте 5642 метра над уровнем моря, снова подступили слёзы, опять всё повторилось. Андрей и Стас перепугались, но вмешиваться не стали. Я успокоился, слёзы залили очки «консервы».

Утёршись, я огляделся. На северной стороне там, внизу, отчётливо виднелись зелёного цвета холмы и склоны гор, упиравшихся вершинами в облака. На южной стороне внизу чернели горы, а верх и их склоны были белоснежными. Центральный Кавказский хребет был как на ладони. Ветер здорово мешал. Я понял, что сил у меня больше нет. Потом меня просили кого-то сфотографировать.

Вокруг тригопункта были уложены камни и разные предметы: вымпела, наклейки и фотография молодого парня, погибшего при восхождении.

Стас и Андрей двинулись вниз, так как очень замёрзли. Я же остался наверху. Подходили люди, радовались, что-то кричали, фотографировались. Я стоял и не знал, что мне делать дальше, я попал в какой-то тупик, в ступор. Вроде добрался до вершины, нужно как-то порадоваться что ли. Так я стоял и хлопал глазами, пока не поднялись Ярослав и Сергей. Мы обнялись, поздравили друг друга.

Я обещал своей однофамилице из Сибири, что поднимусь на Эльбрус и, держа плакат, на котором будет написана наша фамилия, сфотографируюсь. Так и сделал.

Потом меня снова просили сделать снимки. Сфотографировал Ярослава с гербом его города, Сергея с плакатом, на котором название какой то страховой компании, потом ещё  кого-то фотографировал. Потом мне всё это надоело, я замёрз и пошёл прочь. По дороге увидел несколько снежных фигур, сотворённых ветром, запечатлел их.

Иду вниз. Вижу, навстречу идёт Гиви. Мы обнялись. И опять невиданная сила заставила меня проявить слабость. Точно так думаю, плачут олимпийские чемпионы, на финише, в момент, когда уже точно знают что победили. На спуске ещё не раз со мной это происходило. Спускаясь по «косой полке», шёл медленно. Идти было невозможно, я сползал на корточках, поглядывая вниз на дно седловины с опаской. Андрей и Стас уронили флаг клуба Аргентинского танго. Сидят на тропе и вяжут страховку, чтобы спуститься и достать его. Я подошёл, воткнул в снег палки, взял у них ледоруб и стал сползать вниз к флагу. Обратно поднялся с трудом, втыкая ледоруб и подтягиваясь на руках. В конце меня вытянули ребята. Не знаю, какая то отвага во мне вдруг разыгралась. И не побоялся ведь сорваться в низ. Явно посетила меня «горняшка».

Наконец мы спустились в седловину. Я сказал им, чтобы они двигались дальше, так как замёрзли, и зачем-то отдал им свой рюкзак. Сам же остался в седловине возле рюкзака Гиви. Болела голова, тошнило, одолевала зевота, и хотелось заснуть сладким сном. Народ всё поднимался и поднимался. Единицы сворачивали на восточную вершину, она на 21 метр ниже, а подъём на неё , — в лоб, по прямой.

Спустились Ярослав и Сергей. Сергей поведал, что Ярослав поскользнулся и сорвался с «косой полки» западной вершины, просто чудом закрепился палками!!! Пожевали сухофруктов, попили айрана (балкарский молочный напиток, похожий на густую и жирную простоквашу). Я отправил их вниз, но ушёл один Ярослав. (Позже выяснилось, что  Ярославу почудилось, что он потерял телефон, и он изрядно набегался по склону взад назад, и вернулся в лагерь нескоро.) Их поведение тоже было странным. Около часа мы ждали Гиви. Я сидел на снегу и, наконец, осознал, что в 10:50 я поднялся на высочайшую вершину Европы — ЭЛЬБРУС!!! Но праздника не ощущалось… Я сильно замёрз, меня трясло. Солнце нещадно поливало ультрафиолетом. Серёга мне что-то рассказывает, что-то спрашивает, а я будто не слышу его и не понимаю, что он говорит. Всё вокруг как будто во сне.

Альпинисты теперь только спускаются. Медленно… кто-то со страховкой, кто-то, сползая на корточках. Видно, что делают они это из последних сил. Спускаться оказалось тяжелее, чем подниматься. Шаг за шагом, передвигая ноги всего на 15-20 см, спускались победители. Многие неделю ждали погоды, и вот они справились с капризами природы, справились с собой, затратив неимоверное количество энергии. Они одержали ещё одну победу в своей жизни, покорили ещё одну вершину. На их лицах нельзя было прочесть ничего. Их лица были закрыты подшлемниками и очками, защищавшими их от ультрафиолета. О чём они думали в этот момент? Наверное, о том, чтобы поскорее сбросить высоту и рюкзаки.

Наконец на «полке» появился Гиви. Подошёл, сказал, что всё хорошо. Поведал, что пойдёт медленно, и будет фотографировать. Я и Сергей пошли вниз.

Со временем Сергей отстал. Иду по «косой полке» восточной вершины. Очень скользко, наледь не даёт передвигаться быстро. Появился страх: склон очень крутой, наст твёрдый и, если что, палками не закрепиться, а ледоруба нет… Наконец выхожу на прямую! Ботинки скользят. Падаю на спину, отдыхаю. ЭХ! Сейчас бы санки или лоскут целлофана!

Оставшиеся в лагере, тем временем установили палатки, так как вагончик был оплачен до утра, и ждут нас.

Прохожу «Приют 11» в седьмой раз. Снег сырой, ботинки промокли. Наконец я добрался. Укладываю «пенку» на снег и, не разуваясь, по пояс раздетый, тут же засыпаю. Проснулся, понял, что голова уже не болит. Андрей, ещё на вершине, потерял очки. В результате здорово обжёг глаза, лежит в палатке с адской болью. Наконец пришёл Сергей, потом Ярослав. Гиви пришёл последним. Покушали немного и решили не оставаться здесь, а спускаться в номер тётушки Балужан. О фильме, который решено было снять, как-то все забыли. Только в двенадцатом часу смогли погрузить в ГАЗ-66 пожитки. Спуск обойдётся нам в 2000 рублей. Это дешевле, чем на канатке.

Кромешная темнота, только луч фары ГАЗона. Холод, начавшийся дождь, подпрыгивания на камнях, превращали поездку в сущий ад.

21 22 23 24 25 26 27 20

1 августа 2009 г. Ночь.

…Ехали около двух часов. Казалось, это никогда не кончится! Как в фильме ужасов — мы спускались в бездну, проезжая мимо скал и камней исполинских размеров. Ехали молча… очень медленно… так же медленно текло время… так же медленно проплывали по обеим сторонам скалы с их еле заметными границами. Наконец этот кошмар закончился! Пришлось, долго стучатся, чтобы разбудить хозяйку гостиницы. Быстро разгрузились, и стали, готовится ко сну. Спал сладко и долго. Утро выдалось суматошным. Все потихоньку складывали вещи в рюкзаки. Готовились к отъезду на следующий день.

Ни о каком фильме уже речи и не шло, и о восхождении второй группы на вершину — тоже. Девчонки расстроены. Погода дала шанс на восхождение только первой группе.

Трещат дрова в камине, из колонок доносится мелодия аргентинского танго, пары кружатся в танце. Вечер в тёплой дружеской обстановке. Ярослав как всегда неподражаем. Говорит тосты, рассказывает весёлые истории. Обожжённые на солнце губы болят, и нет возможности расхохотаться вдоволь.

На утро краснодарская команда уезжает домой вместе с Ярославом. А пока наслаждаемся последними минутами общения. За длинным столом в кафе бабушки Балужан накрыт ужин. Андрей сел на краю стола. Чёрные коротко стриженые волосы, недельная щетина на лице, тёмные очки — смахивал на итальянского мафиози. Все дружно с этим согласились. С этой минуты его называли «босс».

Бабушка Балужан вынесла подарок — стеклянную саблю, наполненную коньяком, и вручила Ярославу. Гиви достались носки и бутылка коньяка. Потом был разведён камин, снова играла музыка. Я был настолько очарован аргентинским танго, что непременно возжелал научиться. Первые азы танго дались нелегко, но всё же получалось.

2 августа 2009 г.

Попрощавшись, краснодарские поехали домой. Я же остался один. Посидев немного на лавочке, составил план дальнейшего пребывания.

Прохладно. Двинулся в сторону Терскола. Там покушал и направился в сторону старой ледовой базы, вооружившись фотоаппаратом. Дорога вилась серпантином, вдоль неё сосны, разноцветье лугов. Снова, как и два года назад, любуюсь цветами, фотографирую. Навстречу попадаются группы туристов и альпинистов. В горах принято здороваться. Некоторые не знают этого, москали, поди.

Двигаюсь медленно, чтобы увидеть как можно больше, и чтобы всё это отложилось в памяти. Летают бабочки разной окраски, пчёлы садятся на цветы, собирая нектар. Полное умиротворение. Чем выше поднимаюсь, тем меньше попадается деревьев, виды цветов сменяются одни на другие. Жаль солнышко спрятано за тучи, жаль небо неласково в этот день.

Передо мной водопад. Под названием «Девичьи косы». Очень необычный и красивый.

Двигаюсь дальше, в сторону «105-го пикета». Когда-то здесь лечили сумасшедших. Одно строение сохранилось. Заглянул внутрь, там установлена палатка. Видать, кто-то проходит акклиматизацию вдали от людской суеты.

Иду вдоль речки, что превратится потом в водопад. Вижу цветы, которые доселе не встречал. Чертополох и ромашка встречаются наиболее часто. Ромашка растёт даже на высоте 3800 метров. Склонился к речушке, чтобы умыться, но передумал, обгорели и обветрились губы, щёки, нос. Помыл руки, смочил лоб. Мочки ушей, кажется, отморозил.

Вдоволь наснимав и насладившись видами, спускаюсь. Наверху виднеется Обсерватория. Спускаясь в Терскол, уже не трогал фотоаппарат, устал что-то.

В кафе «Балужан» заказал жареной картошки. Позже двинулся на рынок за гостинцами.

28 29 30 31

3 августа 2009 г.

Проспав 12 с половиной часов, проснулся. Взглянув на часы, понял, что опоздал на маршрутку! Душ и завтрак решил отложить на потом. Рассчитываюсь с бабушкой Балужан, выхожу на дорогу.

Такси до п. Эльбрус — 50 рублей. Позже за 100 рублей добрался до Нальчика на маршрутке. Три часа бродил по городу, по городскому парку. Чистый и уютный город. Поразило отсутствие курящих женщин и пьющей пиво молодёжи. Так же поразило обилие клумб и цветников, так искусно созданных. Много деревьев и фонтанов.

Поезд мчит меня к дому. Лежу на верхней полке… вспоминаю былое… и скучаю по дому.

Вот так я побывал альпинистом.

«Восход» СКУ-5

В феврале закончил реставрацию спортивного мотоцикла «Восход» СКУ-5.
Мотоцикл изготавливался в 80-х годах для участия в соревнования по зимнему мотокроссу.
Мотоцикл реставрировал без малого четыре года.
Именно на этом мотоцикле выступал Мастер спорта Владимир Борисович Маров.
Позже на этом мотоцикле выступали и тренировались известные ковровские спортсмены :Петров Владимир Николаевич,Варабин Сергей Юрьевич.
Мотоцикл демонстрировался 23-го февраля , в день открытия «51-го Традиционного зимнего мотокросса». Читать далее

Мини-роллер «Аркан» ЗиД-50

После многомесячных поисков я наконец разыскал мини-роллер «Аркан» ЗиД-50. Помог мне в этом деле Андрей Сидоров «Колхозник», из г. Жуковского.
Снарядил автомобиль прицепом, и вот «Аркан» у меня!
Впервые «Аркан» вышел в «свет» на 8-м Мото-фестивале в Малоярославце в 2000-м году.
В данный момент занимаюсь его реставрацией и комплектую недостающими деталями.  Читать далее

Заявление на земельный участок

ответВ январе этого года мной было подано заявление в администрацию г. Коврова, с просьбой выделить мне земельный участок 1000 кв.м., под строительство музея мотоциклов. В феврале я получил письмо, в котором мне было отказано в выделении земли, без альтернативных предложений.

К-125

K-125

После Великой отечественной войны, в 1946 году – то есть 67 лет тому назад улицы Коврова зазвучали по-новому – тишину провинциального городка Владимирской области наполнили рокот двигателей и приглушенный шум выхлопа первых ковровских мотоциклов марки К-125. На боковых поверхностях бензобаков красовались цветные эмблемы с буквой «К», означавшей, что этот мотоцикл разработан и изготовлен руками рабочих и инженеров Ковровского инструментального завода № 2 имени К.О. Киркижа.
Прототипом К-125 послужил DKW RT125 – удачная модель немецкого конструктора Германа Вебера. Мотоцикл был прост в исполнении, недорог в изготовлении и, что немаловажно, надежен – неудивительно поэтому, что он стоял на вооружении Вермахта с 1941 года.
По решению Союзников, любое предприятие, поставлявшее вооружение Вермахту, подлежало демонтажу. Поэтому, в качестве компенсации ущерба, нанесённого народному хозяйству СССР, в страну были вывезены техническая документация и оборудование с завода DKW в городе Цшопау. Выпуск копии RT125 начали в Коврове (К-125) и в Москве (М1А). Об удачности выбора прототипа говорит тот факт, что к 1950 году восемь заводов в семи странах выпускали копии этой немецкой модели. В том числе такие именитые мотоциклостроительные компании как BSA, Harley-Davidson, MZ, Royal Enfield и Yamaha.
Но речь пойдет не о дальнейшей судьбе немецкой модели за рубежом, а о её становлении на Инструментальном заводе им. К.О. Киркижа , а также о развитии мотопродукции этого завода.
В 1945 году на ковровский завод прибыли документация, часть оборудования, станки и пресс-формы, и некоторое количество деталей. Нужно было налаживать гражданскую продукцию.
Годом позже была выпущена первая партия мотоциклов – 279 штук. Было решено назвать первенца К-125, то есть «Ковровский», объём двигателя 125 см3.Мотоцикл имел следующую техническую характеристику: мощность двигателя 4,25 л.с. при 4800 об/мин., расход топлива на 100 км. пути 2,5 л.максимальная скорость 70 км/ч., вес 82 кг.
В данной статье речь пойдет о четырёх моделях мотоциклов: базовой К-125 с рабочим объёмом двигателя 125 см3 и модернизированными версиями К-125М, К-55 и К-58, у которых конструкторы стремились унифицировать как можно больше деталей и узлов (что сегодня существенно упрощает реставрацию).
В статье, по возможности, приведены сведения о взаимозаменяемости узлов и деталей, а также указаны особенности конструкции этих мотоциклов.

Заводской снимок

Как уже говорилось, за основу был взят мотоцикл DKW. Не смотря на то, что из Германии был получен полный комплект его чертежей, их необходимо было переработать для производства на Ковровском заводе с учетом  имевшихся технологий, оборудования, ассортимента заготовок, крепежа и комплектующих отечественного производства. Немаловажны были и особенности эксплуатации в нашей стране (состояние дорог, погодные условия, возможность обслуживания владельцем и проч.).

День 7 марта 1946 года считается начальной датой организации производства советского мотоцикла на Инструментальном заводе им. Киркижа. Тогда почти все детали изготавливались кустарно, с минимальной механизацией труда, а сборка первых пятидесяти штук производилась на стапелях, ранее использовавшихся для выпуска  военных изделий.

Первый мотоцикл К-125 сделали в ноябре 1946 г., и до конца года изготовили 279 экземпляров. Их отправляли в торговую сеть по оптовой цене 2300 руб., что оказалось вполне доступным для широкого круга мотолюбителей.

Первая партия мотоциклов подвергалась испытаниям в жесточайших условиях, требовалось выявить слабые узлы и детали.

Мотоциклисты на демонстрации на площади Свободы 1947г.

Мотоциклы частично комплектовались деталями, вывезенными из Германии. Первые партии мотоциклов выходили из ворот сборочного цеха без логотипа на бензобаке, неотработанна была технология нанесения.

Крылья, бензобак, инструментальный ящик после грунтовки покрывались в 6-7 слоёв нитроэмалью, после каждого слоя полировались, (остальные детали не полировались). На лакокрасочную поверхность ободьев, крыльев, бака, вилки, инструментального ящика наносились лишь цировки. Специально обученные художницы наносили их на детали тонкими длинными (до 50 мм) кистями. Макнув кисть, белой краски должно было хватить на весь «рисунок». Позже был рекомендован логотип в виде звезды с хвостом кометы, буквы «К» и цифры «125», который рисовался вручную с помощью трафарета, позже наносилась декаль.

Крепёж для мотоциклов К-125 и К-125М частично точился на станках вручную, пружинные шайбы (так называемые «гроверы») вырубались из стального листа. Ряд деталей покрывали хромом, среди них –  детали фрикционного механизма параллелограммной вилки, болты, гайки, шайбы (не пружинные), руль, рычаги переднего тормоза, сцепления, декомпрессора, пружины сидения, наконечник корпуса глушителя, патрубок с гайкой, тормозная тяга, рычаги переключения передач и кикстартера, крышка бензобака, декоративная планка в верхней части параллелограммной вилки, удерживающая проводку и тросы управления сцеплением и декомпрессором, и крышка смотрового люка прерывателя. Цинком покрывались спицы с ниппелями, флажки переднего и заднего тормоза и воздушный фильтр.

Насос на мотоцикле располагался вертикально вдоль нижнего откоса передней части рамы. В верхней части насос вставлялся в штампованную деталь, которая крепилась болтом. Болт одновременно являлся рулевым упором, а также крепил спереди бензобак. Снизу насос (на К-125 он был с откидной рукояткой) вставлялся в штампованную деталь, припаянную к переднему подкосу рамы, которая являлась одновременно и креплением двигателя.

Для удобства смазки узлов на мотоцикле были предусмотрены пресс-масленки: в основаниях передних и задних тормозных колодок, в приводе спидометра, в рычагах вилки, в червячном механизме выжима сцепления и в рычаге заднего тормоза, а так же в ступицах колёс.

Экипажная часть мотоцикла в основном состояла из штампованных деталей, включая детали ступиц колес. Инструментальный ящик крепился с помощью болтов М5 к раме. Крышка инструментального ящика запиралась на замысловатый замок.

Большое число узлов и деталей поступало с предприятий-смежников. Привозными были покрышки и камеры, мотоаптечки и все остальные резиновые детали: сальники двигателя, подножки водителя, резинка педали кикстартера, сидение, ручки руля, топливный шланг. Также привозилось электрооборудование: фара, звуковой сигнал (металлический и бакелитовый), задний фонарь, зажигание, аккумулятор, свеча зажигания, коробка электроприборов в сборе. Кроме того, на заводе в Коврове не делали спидометр, тросы управления (переднего тормоза, декомпрессора, спидометра, газа, сцепления), карбюратор, топливный кран, насос, мотоаптечку, отражатель света на заднем крыле, пробковую прокладку  для крышки бензобака, приводные цепи – моторную (44 звена) и задней передачи (108 звеньев с замком), подшипники (колёс, мотора, рулевой колонки).

На заводе изготавливали набор инструмента с клеймом ИНЗ (Инструментальный завод): гаечные ключи 19/22, 14/17, 8/11, 30/27; ключ «на 12» – он же ключ гайки впускной трубы; плоскогубцы, отвертку, ключ торцовый «на 10» с монтажной лопаткой, ключ торцовый «на 12» с монтажной лопаткой, приспособление для разборки цепи, ключ торцовый 17/22 вороток, шприц для смазки в сборке, сумку для инструмента.

Позже было налажено производство электропроводки (хлопчатобумажная оплетка проводов окрашивалась в определённый цвет, согласно схеме электрооборудования), тросов управления (рубашка тросов защищалась хлопчатобумажной оплеткой и окрашивалась в черный цвет; рубашка троса спидометра без оплетки также окрашивалась в черный цвет).

Тросы «газа», сцепления и переднего тормоза имели маслёнки и смазывались машинным или моторным маслом.

В первые годы гайки крепления двигателя, с резьбой М6 закручивались ключом «на 11», позже – «на 10».Болты крепления бензобака, кронштейнов седла, крепления мотора вставлялись с правой стороны, а слева закручивались гайки. Тросы и проводка стягивались на раме стальными лентами с проушинами.

 

ВИЛКА

Рис_9

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

На мотоцикле была установлена параллелограммная вилка с центральной спиральной бочкообразной пружиной. Два пера (левое и правое) соединены между собой соединительной трубкой с кронштейном для спиральной пружины. В конструкцию вилки также входили: основание рулевой колонки со стержнем, головка рулевой колонки, верхняя и нижняя серьги шарнира демпфера, реактивный упор и буфер. Детали параллелограммной вилки на заводе собирались при помощи точечной электросварки и газосварки.

Параллелограммная вилка, не обладая  достаточными эксплуатационными качествами, не позволяла полно использовать характеристики двигателя, особенно при движении мотоцикла по  дорогам с булыжным покрытием и просёлкам – так называемым дорогам третьего класса.

РАМА

Рама мотоцикла собрана из труб путём спайки латунью и в некоторых местах сварена газосваркой. В задней части рамы к нижним трубкам с обеих сторон приварены проушины. Каждый желающий мог самостоятельно прикрутить подножки для пассажира; также на багажник  установить дополнительное пружинное сиденье.

Треугольник задней части рамы схож с велосипедной конструкцией. Для удобства снятия колеса в вилке сделаны пазы, а крыло слегка оттянуто назад. В передней части паза с обеих сторон приварены кронштейны, в них ввёрнуты регулировочные винты с резьбой М7х1,5, служившие для натяжения цепи за счёт упора в фигурные гайки оси. Между подседельной стойкой рамы и воздушным фильтром, расположена рамка, которая с помощью специального замка фиксировала аккумулятор, слева на рамке двумя винтами закреплена распределительная коробка электроприборов. Сама рамка крепилась в двух точках: винтом М6 под отвёртку к картеру двигателя и болтом М6 верхнего крепления двигателя.

Руль сваривался из трёх деталей газосваркой и последующей полировкой и покрывался хромом.

 

КОЛЁСА

Конструкция колёс, на первый взгляд, достаточно проста и надежна. Ступица колеса стальная, состоит из втулки ступицы, левого и правого фланца. С обеих концов втулки сделаны выточки под подшипники. Осевое положение колеса фиксируется выточками на втулке ступицы и буртиками на оси колеса. Пространство между подшипниками и осью заполняется смазкой. Смазку вводят через масленку с помощью шприца. Фланец большого диаметра переднего колеса является тормозным барабаном, а на втулку насажена шестерня привода спидометра, зафиксированная с помощью пружинной скобы. К ступице заднего колеса на шести болтах прикручена звезда, являющаяся также тормозным барабаном. Колеса не взаимозаменяемые.

Маслёнка ступицы и крепление переднего колеса

ДВИГАТЕЛЬ

Рис_4

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Алюминиевые детали двигателя красились «серебрянкой», чугунный цилиндр – в чёрный цвет. Коленчатый вал неразборный, с цилиндрическим пальцем нижней головки шатуна и однорядным роликовым подшипником. На наружных сторонах маховиков имелись выемки для уравновешивания от инерционных сил. Для уменьшения объёма кривошипной камеры эти выемки закрыты специальными крышками и заклёпаны, предотвращая их  выпадение. Однако, в процессе эксплуатации крышки зачастую отделялись от маховиков и нормальная работа двигателя нарушалась. Коленвал опирался на два 203-х подшипника слева и  один справа, и этого было достаточно.

 

КОРОБКА ПЕРЕДАЧ

Рис_8

Трёхступенчатая коробка  передач  включала шесть шестерёнок. Промежуточный вал опирался на две бронзовые втулки. Первичный вал слева опирался на 202-й подшипник, а справа на втулку основной шестерни, на которую запрессовывался 203-й подшипник. На рычаге коробки передач  была установлена стрелка указателя включённой передачи.

 

СЦЕПЛЕНИЕ

Ведущая звёздочка моторной передачи, имела 12 зубьев, цепь включала  44 звена. На лепестках корзины сцепления были проштампованы отверстия для лучшей циркуляции масла в области дисков сцепления.

 

 

КАРБЮРАТОР

Рис_7

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис_6

На мотоцикл устанавливали карбюратор К-30, который был прост по конструкции и удобен в обслуживании. Для того, чтобы добраться до жиклера, достаточно было ослабить болт хомута и снять карбюратор либо повернуть его. Фильтр – контактно-масляный, на его корпусе  имелась заслонка для пуска двигателя в холодную погоду.

 

ЭЛЕКТРООБОРУДОВАНИЕ

Рис_11

На мотоцикле применялась батарейная система зажигания. При этом в первичную обмотку катушки зажигания поступал ток низкого напряжения от аккумуляторной батареи. Отрицательный полюс батареи и отрицательная щётка генератора были соединены с корпусом мотоцикла («массой»).

Звуковой сигнал с декоративной решёткой

Аккумуляторная батарея 3-МТ-7 ёмкостью 7А/ч с номинальным напряжением 6 В. Устанавливалась распределительная коробка П-35 либо П-35К, которая включала: реле-регулятор, центральный переключатель с шестью положениями, катушку зажигания, контрольную лампу красного цвета и предохранитель. Для изменения положения центрального переключателя служил ключ зажигания. Положения центрального переключателя соответствовали следующим режимам работы электрооборудования:

Рис_12

 

Схема электрооборудования

 

 

 

 

 

 

0 – стоянка в гараже или в пути. Все потребители электроэнергии выключены.

1 – ночная стоянка в пути. Включены задний фонарь и стояночный свет фары. Ключ в этом положении (как и в положении «0») мог быть вынут.

2 – езда днем. Включены катушка зажигания и сигнал.

3 – городская езда ночью по хорошо освещенным улицам. Включены катушка      зажигания, сигнал, задний фонарь и стояночный свет.

4 – езда ночью. Включены катушка зажигания, сигнал, задний фонарь и центральная      лампа фары.

5 – езда без аккумуляторной батареи. Включены катушка зажигания и сигнал.

Реле и катушка

Фара ФГ-7 или ФГ-7А  комплектовалась центральной двухнитевой лампой А-7 или А-42 с нитями дальнего света (32 св.) и ближнего света (21 св.) при номинальном напряжении 6 В и лампой стояночного света А-19 (2 св.) или А-16 (1 св.).

Распределительная коробка П-35

Устанавливался задний фонарь с органическим стеклом ФП-7  и лампой А-16 (1 св.) или А-19 (2 св.).

Рис_16

Переключатель света П-25 или П-25А был оборудован кнопкой звукового сигнала. Звуковой сигнал постоянного тока: С-23 (бакелитовый), С-23Б (имеет декоративную крышку) или С-37 (малогабаритный). Звуковой сигнал крепился к кронштейну, приваренному к раме через рессорную пластину либо через кронштейн, приваренный к верхнему щитку цепи.

Применялась свеча зажигания А-11У или А-8У.

Рис_15

Для монтажа электрооборудования на мотоцикле применялись провода марки АОЛ сечением 1 мм2 . Провода были заключены в резиновые трубки и нитевые оплетки, окрашенные в чёрные, белые, зелёные и красные цвета, согласно схеме электрооборудования. Генератор постоянного тока Г-35 (6 В, 35 Вт) был консольного типа, без подшипников с  шунтовым возбуждением.

Рис_13

 

Рис_14

ГЛУШИТЕЛЬ

Рис_5

На мотоцикле К-125 применялся глушитель разборного типа. Он состоял из трёх основных деталей: наружной трубы, внутренней решётки и хвостовика. Основную роль играет решетка, которая раздробляет поток газов на отдельные струи и заставляет их многократно менять направление, вследствие чего резко снижается скорость газов, и они сильно охлаждаются.

Испытания, которые проводились в тяжёлых условиях, выявили массу слабых мест в узлах мотоцикла. В основном это касалось экипажной части:

— лопалась рама в передней части из-за устаревшей конструкции вилки;

— гнулись ободья передних колес по той же причине;

— ободья задних колес гнулись не меньше, виной тому неподрессоренная задняя часть рамы;

— руль крепился к передней вилке по велосипедному типу: трубка руля     вставлялась в трубку основания рулевой колонки и затягивалась гайкой.

 

Все поломки  детально обсуждались конструкторами и в кратчайшие сроки устранялись, путём изменения конструкции тех или иных деталей. Также учитывались мнения и пожелания владельцев мотоциклов.

Несмотря на устаревшую к тому времени конструкцию, мотоцикл К-125 пользовался огромным спросом в послевоенной стране. К качеству сборки, обработке деталей и лакокрасочному покрытию предъявлялись высокие требования, и контролёры строго следили за этим.

По плану 1947 года на Ковровском заводе следовало изготовить 12 000 мотоциклов, однако удалось только 9 199, что составило всего 82,7 % планового задания. В 1947 году (23 июня и 2 августа) для ходовых испытаний новой машины было организовано два авто-мотопробега на 1000 и 5000 км. В них приняли участие три заводских водителя-испытателя. В 1948 году 11 октября сошёл с конвейера 25-тысячный мотоцикл К-125.

В 1949 году Постановлением Совета Министров СССР предприятию присвоили имя оружейного конструктора Василия Алексеевича Дегтярёва, работавшего там в годы войны. В том же году 9–10 мая в память о победе СССР над фашисткой Германией заводская команда мотоциклистов в составе 11 человек провела мотопробег Ковров-Горький (ныне Нижний Новгород) и обратно. Мотоциклы К-125 прошли без отказов.

Приказ

Всего за период  1946  – 1952 г.г. было выпущено 141 327 мотоциклов К-125 .

В 1947м году, Мин автопромом Мин вооружения был организован «Авто-мотопробег». В пробеге участвовали представители мотоциклетных заводов СССР. От ковровского «Инструментального завода им. Киркижа», на мотоцикле К-125, принимал участие Власов Анатолий Антонович. В честь этого события были вручены значки.

Анатолий Антонович гордился тем что был участником мотопробега, и до конца дней своих носил значок на лацкане пиджака.

1947 Значок

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Власов Анатолий Антонович с венком второй слева.
1947 Пробег награждение
Власов Анатолий Антонович четвертый слева.
1947 Пробег старт
К-125. Начало производства 1946 г.
0

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

37

38

39

40

С чего все начиналось

Была у меня в 90х годах мечта, подыскать себе старинный мотоцикл с четырёх тактным двигателем, немецкий ,английский или американский. Хотелось отреставрировать и выезжать в хороший летний солнечный день на нём в город.
Написал объявление на работе. Спустя какое то время мужичок предложил ковровский К-125,я вроде бы сначала сказал, что такой не надо, но позже всё же согласился.

Вот в таком виде он мне достался в 1997м году за 250 рублей.
Окончательно мотоцикл не отреставрирован и по сей день. Фотография была сделана до того как я установил оригинальный цилиндр, карбюратор и воздушный фильтр. Для реставрации этого мотоцикла был использован «донор» 1946го года выпуска.

В 1946м году была выпущена первая партия мотоциклов в количестве 279 штук. Всего же за период с 1946го года по 1952й было собрано 141327 мотоциклов К-125.

девяноста седьмой год куплен в девяноста седьмом году ещё с права ещё слева с права слевадетали передней вилки распределительная коробка П-35 сидение

Фото: Евгений Бобриков журнал «МОТО».