Геннадий Моисеев Ленинградская молния

Досье: Геннадий Моисеев

Трижды чемпион мира по мотокроссу в классе мотоциклов 250 см3 (1974, 1977, 1978).

Серебряный призер чемпионата мира по мотокроссу в классе мотоциклов 250 см3 в 1976 году.

Чемпион мира в командном мотокроссе «Кросс Наций» в классе мотоциклов 500 см3 в 1978 году.

Чемпион мира в командном мотокроссе «Трофей Наций» в классе мотоциклов 250 см3 в 1979 году.

Шестикратный чемпион СССР по мотокроссу в 1970, 1972, 1973, 1977, 1981, 1982 годы.

Бронзовый призер чемпионата СССР по мотокроссу в 1977 и 1979 годах.

STR 74
STR 75
STR 76
STR 77

3 февраля Геннадию Моисееву исполнилось 63 года.

19 июля 1964 году в Ленинграде, в районе поселка Порошкино, проходил 11-й этап чемпионата мира по мотокроссу в классе 250 см3. Тогда все внимание 150000 зрителей, которые собрались в тот день на мототрассе «Юкки», было направлено на борьбу звезд того времени: бельгийца Жоэля Робера и наших гонщиков – Виктора Арбекова и Игоря Григорьева. И никто не обращал внимания на 16-ти летнего паренька из поселка Вырица, который впервые в своей жизни попал на мотокросс. Он с жадными глазами смотрел на все происходящее, не ведая того, что ровно через 10 лет у него будут брать автографы болельщики мотоспорта всего мира. На этой же трассе зрители будут за него неистово болеть, еще бы свой «ленинградец» станет чемпионом мира!

Когда вы решили прийти в мотокросс?

На той самой гонке, в 1964 году, видя, как мотогонщикам вручают награды и цветы, фотографируют корреспонденты, я твердо решил для себя: обязательно стану мотокроссменом! И уже на следующий же день я помчался в Ленинградский Дворец пионеров и школьников им. Жданова записываться в мотосекцию. И хотя набор уже закончился, я, своим огромным желанием заниматься мотоспортом, смог покорить тренера Демянского. И, хотя к тому моменту мне удавалось очень неплохо рассекать по улицам своего поселка на «Ковровце», я понимал, что предстоит огромная работа для того, чтобы ездить на уровне чемпионата мира. Занятия у Демянского требовали настойчивости, преданности мотоспорту, целеустремленности и трудолюбия. Но именно эти качества и помогли мне в дальнейшем: совмещая учебу в школе и тренировки, я затрачивал только на дорогу 2,5 часа каждый день. И эти первые испытания я выдержал.

Когда же пришли первые успехи?

Результаты не заставили себя долго ждать – первый мой успех пришел через два года занятий мотокроссом, и в 18 лет я стал призером страны среди юношей в классе 175 см3 и был включен в состав сборной СССР. А потом был достаточно длительный период, когда я никак не мог показать более высокий результат. Правда, были и просветы: в Белгороде на этапе чемпионата мира в 1967 году я занял 3 место, а в 1968 году в Кишиневе я был составе команды СССР, которой удалось выиграть Кросс Наций, но мои результаты не вошли в зачет. А на чемпионате мира и страны мне не везло… Но я сохранял веру в свои силы, и, можно сейчас, сказать упорно шел к намеченной цели. И вот в 1970 году была завоевана первая золотая медаль на чемпионате СССР в классе 250 см3.

Сколько времени прошло до момента, как вы стали чемпионом мира?

После Белгорода мне наивно показалось, что путь к чемпионству близок. Но потребовалось еще долгих шесть сезонов, в которых, пожалуй, было больше горечи и неудач, чтобы прийти к тому, ради чего затрачено столько сил, пролито пота – стать чемпионом мира. А перед этим, в 1972 году, меня уже собирались убрать из сборной: из 12-ти этапов я в 8-ми сошёл, фактически – результата не было. А я перерос мотоцикл CZ: не выдерживали обода, ломались подвески… Обо мне тогда говорили: «Дайте ему бульдозер, он и его сломает!».

Когда же у Вас начались стабильные результаты в соревнованиях?

Волею случая я пересел на мотоцикл КТМ, и после этого начался прорыв… А ведь этого могло и не быть! Когда на высшем уровне решался вопрос о разрешении выступления нашей сборной на австрийских КТМ, идеологи компартии были против: еще бы, мотоциклы, которые выпускаются на родине Гитлера! Но помог нашим гонщикам трижды Герой Советского Союза маршал авиации Александр Покрышкин, который привел пример из своего героического прошлого. Во время войны в одном из боевых вылетов он был сбит над фашистским аэродромом. Приземлившись на парашюте в лесу, он дождался ночи, и, пробравшись на вражеский аэродром, угнал немецкий «Мессершмитт» и, рискуя быть опять сбитым, через линию фронта благополучно приземлился на своём аэродроме. Потом на этом самолёте закрасили немецкие кресты, нарисовали красные звёзды, и на нём Покрышкин совершал вылеты и сбивал вражеские самолеты. Вот так благодаря этому случаю нам (сборной) и разрешили подписать контракт с КТМ.

После чемпионского для вас 1974 года, Вы в 1975 году на чемпионате мира заняли только двенадцатое месте. Что случилось?

Зимой 1975 в Коврове меня прямо с трассы доставили в больницу. Диагноз: многократный перелом руки. Об участии в чемпионате мира 1975 года не могло быть и речи, так как предстояло несколько сложных операций. А я просто должен был выступить на этом чемпионате, чтобы доказать в первую очередь себе, что моя победа не случайна! Ведь перед этим, в 1974 году, я с чехом Ярославом Фалтой в борьбе за чемпионское звание все одиннадцать этапов шел почти вровень.

И, если бы не мои досадные сходы из-за поломки мотоцикла на последнем этапе, я бы досрочно стал бы чемпионом мира. А Фалта без меня, своего главного конкурента, сумел выиграть заезды, но совершил фальстарты, которые были подтверждены фотографиями. За это он был оштрафован судьями на 1 минуту, и его первое место было аннулировано. Вот так я стал чемпионом мира. Но нашлись злые языки, которые говорили, что: «если бы не судейское вмешательство, не видать ему чемпионства!». Кстати, некоторые чешские болельщики до сих пор не успокоились, на их сайтах пишут что, чемпион – Фалта, и даже выпустили книгу об этом с названием «Украденный титул». Понимая, что время уходит, через 5 месяцев я уже стартовал в финале спартакиады народов СССР и на этапах чемпионата мира. Я старался не быть в этих соревнованиях статистом, и в каждом заезде упорно боролся за победу. Моё желание быть первым было велико, я тренировался до предела своих сил. И сумел после этого стать вторым в 1976 году и еще дважды чемпионом мира в 1977 и 1978 годах, хотя в 1978 году мне уже было 30 лет.

Что значит – тренироваться до предела своих сил?

Под Ленинградом были трассы с большим количеством песка. Я можно сказать на них вырос… И это мне потом пригодилось на этапах в Англии, Финляндии, Швеции, Голландии. Также я развивал свою выносливость занятиями в спортзале. Поднимал на плечи сорокакилограммовую штангу и делал низкие приседания – начинал с 60-ти и дошел до 500. Начинал бегать с двух километров, и дошёл до двадцати. И четыре раза в неделю – тренировки на трассе. И это был не предел. Бывало и так: я на этапе приезжаю вторым вслед за новичком чемпионата мира, американцем Джимом Помероем. «Сенсация!» – трубят журналисты. Следующий этап – через три недели, и я, понимая, что сам еще как следует не готов, увеличиваю тренировочные нагрузки в два раза. Организм сопротивляется, накапливается усталость, скорость на тренировках падает… Но проходит время, организм адаптируется, все приходит в норму и уже на следующем этапе «сенсация» польского этапа оказывается позади от меня.

Жаль, конечно, что после удачных выступлений на КТМ, не без помощи чиновников, сборная СССР снова пересела на чехословацкие CZ…

По прошествии времени я понимаю: сотрудничество с КТМ – это было «золотое» время советского мотокросса. К сожалению, в 80-х годах все это было постепенно утрачено. Наши гонщики, тренировались и выступали в чемпионатах СССР на CZ. Потом, выезжая на чемпионаты мира, даже на современных КТМ, не могли сразу показать высокие результаты. Ведь каждый год техника совершенствовалась, и чтобы ее освоить, нужно было на такой технике постоянно тренироваться. В 90-х годах такая возможность появилась, но отсутствие финансирования отбросило наших гонщиков еще дальше.

Чем вы сейчас занимаетесь?

Я сейчас на пенсии, а в свободное от дачи время тренирую мальчишек в Санкт-Петербургском городском Дворце творчества юных, откуда сам начинал свой спортивный путь, вместе со своим первым тренером Демянским Кириллом Александровичем, я ему помогаю…

Как вы думаете, скоро ли появятся новые чемпионы мира по мотокроссу в СНГ?

Если государственные деятели, отвечающие за спорт, повернутся лицом к мотоспорту, то я уверен, что чемпионы мира появятся. У нас всегда были талантливые гонщики и тренеры, и при нормально созданных условиях эти люди себя проявят! Когда это произойдет – вопрос времени. Пример этому российский гонщик Евгений Бобрышев, который сумел о себе заявить в прошлом году на чемпионате мира в классе MX1, правда, для этого ему пришлось уехать в Англию… Он сейчас живет и тренируется в Англии, и в 2011 году он – фирменный гонщик Honda.

Кирилл Александрович Демянский – первый тренер Моисеева, со шлемом Геннадия.

Более выносливого мотокроссмена в то время не было. Даже Владимир Кавинов, который тоже немало тренировался, признается, что после мирового этапа два дня приходил в норму. А Геннадий Моисеев уже на следующий день мог выезжать на тренировку. Именно с него брали пример зарубежные спортсмены. «Легендарный» бельгиец Гарри Эвертс, четырехкратный чемпион мира и отец десятикратного чемпиона мира Стефана Эвертса, старался по возможности тренироваться вместе с Геннадием и многому научился у него. Иногда бывало и так: со старта уезжали вперед скоростные гонщики, и, казалось, их Моисееву не догнать. Но все становилось на свои места в конце заезда, когда все уже уставали, падал темп, многие «висли на руле», а Геннадий, в таком же темпе, что и вначале гонки, спокойно их догонял и также спокойно их обгонял. Еще один парадокс: в чемпионате СССР все старались не отстать от чемпиона мира, и не всегда Моисеев был первым. Но все менялось на этапах чемпионата мира: он впереди, а некоторые его товарищи по сборной, которые уверенно выступали на чемпионате СССР, но впервые попав на чемпионат мира, не всегда попадали даже в десятку. Видимо, дело все таки было еще и в мотоцикле – Моисеев не мог ехать в полную свою силу на обязательном в чемпионате СССР чехословацком CZ. А за все «звездное» время выступлений на КТМ, в период с 1972 по 1979 год, на этапах чемпионата мира Геннадий 37 заездов выиграл, в 19-ти был вторым и в 15-ти заездах третьим. Зарубежные журналисты называли его «Ленинградская молния» и жаловались, что у Моисеева очень тяжело брать интервью, так как возле него всегда стоял человек из КГБ, и от его имени отвечал на большинство вопросов. В 1977 году Моисеев с Кавиновым были на голову сильнее всех. 30 апреля 1977 года в Чехословакии, перед четвертым этапом, журналисты устроили большую пресс-конференцию с гонщиками и представителями команд. Были разные вопросы, но ответы получали больше о превосходстве советских гонщиков над всеми. Менеджер испанской фирмы «Bultaco» открыто сказал: «Я много бы дал за то, чтобы эти двое (Моисеев и Кавинов) ездили на наших машинах. Тогда бесспорно, мы бы были уверены в победе, как никогда, в этом сезоне». Даже немецкий гонщик Ганс Майш, славившийся своим агрессивным отношением к другим гонщикам, на вопрос, кого он считает кандидатом на титул чемпиона мира, ответил: «Напрасный вопрос, есть единственный гонщик – в этом году чемпион мира однозначно Моисеев. Остальные вряд ли приблизятся к нему».

Спасибо за интервью! Здоровья Вам и учеников-чемпионов!

Спасибо! Вам удачи и процветания.

Интервью и фото: Алексей Насонов

источник: http://www.motodrive.com.ua/content/Gennadiy-Moiseev-Leningradskaya-molniya.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *